Ищи-свищи

Людмила ИВАНОВА. Вампиловское путешествие: из Мурманска – в Иркутск

Вспомнить и рассказать есть что! Я попросила Л.М. Бендер назвать три основные черты Вампилова. Вернее, три – положительные. И три отрицательные. «Положительные? Пожалуйста! Легкий. Умный. Красивый. В нём от молодого Пушкина что-то было… пленительное!». Ну, а отрицательные? Людмила Мироновна тяжело вздыхает: "Отрицательные? Три? Эх. Вампилов пил, пил, пил! К великому сожалению. Нда». Вот она, приоткрывающаяся правда и времени, и характера? Потаённая трагедия? Ключ к финальной развязке?

Tags: 

Максим КАНТОР. Апостол революции. Часть 2

Ранний Маяковский очень много обещал – но совершенно не представлял себе, как эти абстрактные обещания выполнить. Понятно, что он всем хочет счастья, готов призреть сирых, обличает богатых – но положения вещей это не меняет, это лишь описывает его гордую душу поэта. Чуда не происходит. Чудо случилось, когда он от поэзии отказался.

Tags: 

Максим КАНТОР. Апостол революции. Часть 1

Трусость и эгоизм, как известно, присущи поэзии. Как говорила Цветаева, «шум времени Мандельштама – оглядка, ослышка труса», однако именно эта вдохновенная позиция испуганного человека внутренне присуща поэтическому дару. Дар бояться – великий дар. Профессионалами-поэтами ни «Двенадцать», ни «Доктор Живаго» – одобрены не были – прежде всего из-за предательства профессии. Приводились иные аргументы, но имелось в виду одно – в обоих произведениях устранён иммунитет искусства, привилегии интеллигента отсутствуют. Предлагается разделить жизнь со всеми – а это дико. Принять эти высказывания интеллигентный человек не мог.

Tags: 

Анна РЕТЕЮМ. Апофатический путь русской поэзии

Для нас стало традицией то, что после прочтения настоящих стихов смысл высказывания продолжает разворачиваться, шириться; – действительно, страдание и трагедия – это оборотная сторона непознаваемого.

Tags: 

Светлана ЗАМЛЕЛОВА. Иуда

...Был же у иудеев обычай рвать на себе одежду, когда слышали они хулу на Бога Израилева. За хулу же побивали виновного камнями. И понял я: вырвали у Него хулу и постановили предать Его смерти. И увели Его связанным. Я же остался стоять, потому что вдруг точно бес оставил меня, и горячка отошла прочь – увидел я дела свои, и страх объял меня. И понял я, что не могу больше быть ни с Ним, ни с иудеями.

Tags: 

Сергей МАГОМЕТ. Опыт авторецензии

Всё познается в сравнении. В данном случае, в контексте хрестоматийной миниатюры Хэма «Продаются детские ботиночки. Неношеные». К тому же моя миниатюра – не какой-нибудь там рассказ, а целая повесть!

Tags: 

Любава ГОРНИЦКАЯ. «Чёрный монах» А. Чехова как интертекст рассказа Г. Газданова «Воспоминание»

При сходстве сюжетных коллизий и поэтики, текст Чехова и его интертекстуальное переосмысление Газдановым имеют различную семантику, и тождественные поэтологические элементы генерируют различные типы смыслообразования.

Tags: 

Мария КУЗНЕЦОВА. Жил-был король когда-то...

Но Седов не только талантливо пересказывает древние легенды. Он сочиняет и свои собственные сказки – самые разные. Сказки-притчи (про короля, например, и разные события из его жизни).

Tags: 

Наталья ГВЕЛЕСИАНИ. Не оправдывая, но понимая

Смерть Ирины должна бы была по идее стать прививкой от гордыни. Но не стала такой прививкой. Об отношении М. Цветаевой к дочери Ирине в свете учения св. Отцов.

Tags: 

Страницы

Подписка на RSS - Ищи-свищи