Проза

Лидия СЫЧЕВА. Иней. Рождественский рассказ. (2002)

Автобус  - "ледяной дом"- катится по густым сумеркам, - зимним, московским. Тесно от шуб и дубленок, холодно и постыло - медленно едем, от двери дует. Пугаю себя, готовлю к худшему - вдруг Митя заболел? Утром вставал трудно, капризничал, колготки надел наизнанку; я проспала, спешила, так и потащила в детсад; где бегом, где уговором, за руку, за воротник черного цигейкового тулупчика.

- Митя, - зову я в пустоту игровой и спальни, - Митя!

Tags: 

Лидия СЫЧЕВА. Тише, Миша! Рассказ. (2002)

Вот мы говорим: “Чечня! Чечня!” А дома - не Чечня?! Это ж поглядеть, как они тут живут - у каждого по три жены. И всё тихо-смирно, никакого шума. Так, баба какая восстанет, и всё. Взять Кашина, Мишку. На ком он только не женился, и к кому он только не приставал! К некоторым - по два раза. То есть уже второй круг стал давать. А ничего в нем выдающегося, если присмотреться, нету. Щупленький, на личко унылый. Пьет сильно. Правда, разговорчивый и ворует здорово.

Tags: 

Светлана РУДЕНКО. Вера. (2002)

Зимой и поздней осенью одиночество чувствуется сильнее всего. Темнота наваливается на город сразу же после обеда, и в пустой квартире с видом на четыре закопченные трубы я ощущаю себя словно в преисподней. Понимая, что все равно не усну, набираю телефон Веры.

...Вера встречает меня на пороге в длинной черной юбке и темном платке, повязанном под подбородком.

Tags: 

Александр ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ. Чеченский синдром. (2002)

Он стоял среди темноты у освещенной витрины ларька и пил, как думал, последнее пиво в этот кончавшийся день. Вообще-то запой обычно длился три дня, сегодня шел второй, и он был уже почти человек. Завтра станет совсем, только немножечко шлифанет.

На дальнем конце того же немытого стола расположился за бутылкой "Жигулевского" маленький, щупленький человечек с грачиным носом. Волосы у человечка висели сосульками, и он мусолил свое пивко уже битые полчаса. Федя-то третью приканчивал.

Tags: 

Дмитрий КРЫЛОВ. Мое отношение. Рассказ. (2002)

Пока я летел, задремалось. В неудобном кресле, в котором через полчаса сидения не чувствуешь, где руки, в котором шею сводит судорога, а ноги отнимает и нет их, не твои они на все время полета, в таком вот кресле я уснул, и неудобство мое продолжилось и во сне. Пела плоскогрудая певица с серым пером в шляпке. Пела с подшипетыванием и неподходящим голосом. Слова гудели и сливались. Я в дремоте своей вроде и понимал, но только общий смысл, а членораздельно существовала только строчишка припева: "желтые ананасы любви". Даже сквозь сон и общее опьянение резала неловкость. Хватит, требовал я от себя вопля. Но губы жевали сонное бессилие, не проснуться было, и певичка уже трепетала в потоке аплодисментов. Выходил конферансье со ржавыми, назад зачесанными волосенками, отгибался назад в ванильном восторге. Срыгивал шуточку и под ладошный плеск выдвигал на авансцену коробку, закручивал по новой пружину и становился по-барбосьи на цыпочки. Хлопанье обрывалось, поскрипывало, шипенье шло и голос заводил знакомое. Опять гудело нечетко из патефонного раструба, вырывалась все та же с пером, руку ставила к груди, и вычленялось "желтые ананасы любви".

Tags: 

Мария КОНДРАТОВА. Смерть идет, смерть идет… (2002)

Сегодня зашла Марьяна и сказала, что, похоже, наконец-то обнаружен труп Андрея М. Я не поеду в университет. К черту большой биологический практикум. Ко всем чертям. Я сяду у окна и буду смотреть, как снежинки наползают на прохожих, как топорщатся через дорогу мерзлые яблони, похожие на скелетики представителей симпатичной негуманоидной цивилизации.

Tags: 

Мария КОЗЛОВА. Инстинкт самосохранения. Повесть. (2002)

“Я прибежала на Курский за час до нашей встречи, нашла платформу и стала ждать. Чего только не приходило в голову. Да, действительно: он не хотел, чтобы я его провожала. Бродила от ларька к ларьку, таская за собой тяжеленный пакет с курицей, вареной картошкой, кефиром, хлебом и термосом с супом. Да, термосом, который так заботливо упаковала моя мама. Уже объявили посадку, а его все не было. Больнее всего, что он знал: каждой минутой своего опоздания он укорачивает нашу встречу, последнюю встречу перед летом.

Tags: 

Игорь ЗАЙЦЕВ. Хроника старческого суицида. Рассказ. (2002)

Для христианина нет причин бояться смерти. Он ея желает, зовет, нетерпеливо ждет ея прихода. Особенно вожделенна смерть для того, кто постоянно предан был своему Ангелу-Хранителю... Что такое смерть? Это минута, в которую Ангел-Хранитель разрешает узы плоти, как бы стены темницы, и, освободив душу из плена, говорит ей, время настало, гляди на небо!

Tags: 

Артем ЕРМАКОВ. Не глядя. Рассказ. (2002)

Честное слово в лице ее ничего не было горького, страшного, отрешенного. Даже грустного ничего не было. Самое обычное девичье лицо: милое, чуть улыбающееся, пустоватое. Может быть, глаза… Впрочем, так пристально я ее не разглядывал. - Ну, и о чем вы сами хотите рассказывать? Спрашиваю так сразу, наученный горьким опытом. Неделю назад приходил парень, так он на вопрос “Кто такие декабристы?” не мог ответить.

Tags: 

Николай ЕВДОКИМОВ. К сестре на день рождения. Рассказ. (2002)

Метеорологи и астрологи предупреждали, что шестое февраля 1991 года трудный день, в этот день надо бы поберечь здоровье, сидеть дома, чтобы избежать душевных волнений, которые могут быть вызваны магнитными бурями. Впрочем, стоит ли думать о бурях магнитных, когда все вокруг наполнено иными бурями, вызывавшими сердечные боли, душевные стрессы, ощущение безнадежности и конца, бессмысленности жизни. Я давно уже перестал читать газеты, наполненные страстями самолюбий, пустотой официальных речей и обещаний, сообщениями о кровавых междоусобицах. В этот год развала, полувластия, пустых магазинов, бесконечных очередей, митингов, забастовок, бешеного скачка цен никто уже ни во что не верил. Какие магнитные бури, когда казалось, что наступает хаос и впереди никакой надежды! Впереди - братоубийство, запах крови. Неужели и это может свершиться?..

Tags: 

Страницы

Подписка на RSS - Проза