Серб Юрий

Прозаик и, по его же признанию, «почти поэт» Юрий Серб (в соцсетях также: Youri Serbe) от рождения хотя и прозывался Юрой, но согласно документам – это Георгий Александрович Лебедев, 1944 года рождения. Родившись на Волыни (а это, страшно сказать, пограничная с Польшей земля), он с колыбели уже был гражданином УССР, а с третьего класса был обязан учить в школе «украинский язык». Учил он его добросовестно, тем более что родной отец Юрия был после фронта направлен руководящей партией в «учительский институт» во Львове – получать квалификацию учителя «украинского языка и литературы», согласно программе украинизации образования. Вообще Юрий любил языки, литературу и писал стихи со школьной скамьи, которую покинул с золотой медалью. Он даже некоторых украинских авторов любил: Коцюбинского, Нечуя-Левицкого, Квитку-Основьяненко, хотя уже с детства чувствовал: что ни автор, то другой диалект. Потом же, когда пошли по Украине президенты, он стал говорить, что чем новее президент, тем новее становился диалект. Но не будем о грустном.

С 18 лет Юрий не жил на Украине, а только навещал родителей во время каникул. В 1970 году он окончил английское отделение филологического факультета в Ленинграде. Отработав учителем иностранного языка в сельской школе, он в течение двух десятков лет работал в системе морского флота, ведая судоходной линией Балтика-Восточный берег Южной Америки. Эти годы нашли своё отражение в его романе «Площадь Безумия», который посвящен горбачевской «перестройке». Публиковать прозу он стал с 1989 года, сначала в антологиях молодых авторов, затем «Литературной учёбе» и в периодике.

Дебютировал сборником рассказов «Годовщина прошлой листвы» (1994/95), с которым и был принят в Союз писателей России. Тогда ещё было теоретически в силе требование двух изданных книг для поступления в Союз, но тогдашний руководитель писательской организации Евгений Васильевич Кутузов сказал ему, шутя: «Мы же видим, Юра, что ты рожал этот сборник полтора десятка лет, падений нет – значит, всё нормально!»

В нулевые годы Юрий активно работал в сетевой публицистике: «Русское Небо», «Созидатель», «Голос совести» и др., а к прозе вернулся в 2007 году, когда силы, разбомбившие Югославию, присвоили т.н. «независимость» сербской провинции Косову-и-Метохии. С этого момента он подписывает свои произведения как Юрий Серб.

В 2012 году книга повестей и разсказов Ю. Серба «Страна Эстремагвай» (2010) была удостоена премии имени А.К. Толстого.

В течение двух полугодий 2012/13 гг. Юрий Серб вёл авторскую колонку «Рцы Слово Твердо» на сайте «Российский писатель».

В 2013 году на ХIV съезде СПР писатель был утверждён членом Высшего творческого совета. Межотраслевой объединённый комитет РФ по наградам в 2014 году наградил Ю. Серба медалью «За заслуги перед отечественной культурой».

Писатель был также делегатом ХV съезда СПР, избравшего Н.Ф. Иванова председателем СП России.

Библиография:

Годовщина прошлой листвы. Рассказы, СПб.1995.

Солнце вдоль проспекта. Роман-дилогия, СПб. 2009.

Страна Эстремагвай. Повести, рассказы, СПб. 2010.

Речка Нача. Повести, рассказы, СПб. 2012.

Статьи. Стихи, СПб. 2013.

Топот, хохот и тьма. Роман, СПб. 2015.

Площадь Безумия. Роман, СПб. 2016.

Стихотворенiя. СПб. 2018.

Вѣнокъ неудачнику. Роман (1-я книга трилогии «Счастливые») // «Берега», Калининград. №№ 4, 2019-6, 2020.

ЖЖ: https://ru-metaproza.livejournal.com/

 

Юрий СЕРБ. Шумъ. Книга первая. Салабинъ

Отъ автора

 

Ввиду того, что записи князя Петра сдѣланы въ традицiонной

русской орθографiи, авторъ нашёлъ сугубое удовольствiе

въ томъ, чтобы привести весь текстъ къ нормамъ

исконнаго русскаго правописанiя.

Tags: 

Юрий СЕРБ. Шумъ

Въ одномъ изъ старинныхъ княжескихъ дворцовъ Петрограда – города, чьё имя лѣтъ пятнадцать назадъ лукавымъ градоначальникомъ, то бишь «мэромъ», было переиначено изъ «Ленинграда» снова въ Санктъ-Петербургъ, - шёлъ съездъ Дворянскаго собранiя. Примѣрно въ двадцатыхъ рядахъ параднаго зала сидѣлъ моложавый господинъ, на видъ не старше сорока лѣтъ, и нетерпѣливо теребилъ свои пальцы. Онъ ждалъ, когда его записка, отправленная въ президiумъ, возъимѣетъ эффектъ – и ему предоставятъ слово. Это былъ князь Рославлевъ, бывший житель Бирмингема, потомъ Лондона, а теперь петроградецъ... тьфу, петербуржецъ. Ему хотѣлось высказаться черезъ микрофонъ, передъ всѣй аудиторiей, а не въ узкомъ кругу въ обѣденномъ застольи...

Юрий СЕРБ. «Отрадно мне смотреть на облака…»

          Завѣщанiе

           (Южное кладбище)

 

Мой участокъ – онъ «яблоневый»,

Номеръ двадцать четыре,

При изломѣ ручья...

Там, подъ сѣнью берёзовой,

Пусть моя завершится

Боевая ничья.

 

Пусть засыплютъ родимою глиной,

Терпѣливо пѣскомъ нажитымъ...

Tags: 

Юрий СЕРБ. В последний раз о так называемой «значимости»

словарь Даля

Курьёзные словечки, эти «значимость» и «значимый».

Я с малых лет внимательно вслушиваюсь в произносимые кругом слова, но не помню, чтобы прежде эти слова звучали в нашей действительности. Не замечались они и в печатных текстах советского времени, а поражать мой слух стали при недоброй памяти Горбачеве.

Tags: 

Юрий СЕРБ. Place Bezoumia (Площадь Безумия)

На Покровском острове в Петрограде (он же Санкт-Петербург), под номером 166 на набережной канала Грибоедова (он же – Екатерининский), тихо и безвестно доживает свои дни неброский с виду двухэтажный особняк, переживший свои лучшие годы, и короткую славу, и громкие планы не столь давних владельцев и обитателей. Остров относится к району города, известному под именем Коломны и в давние времена дававшему приют небогатым служилым, торговым и ремесленным людям. Пушкинский герой, вскипевший возмущённым разумом против Медного Всадника, тоже был жителем Коломны. Она тиха, тиха, Коломна, подобно всей нашей Руси, но в тихом омуте... всем известно, кто водится... А неразлучные с нами не разлей вода поляки – те прямо заявляют, что тихие воды «берега рвут»...

Юрий СЕРБ. Речка Нача. Повесть.

Издается в авторской редакции. К примеру, в речи Ивана Крепилина и самого повествователя: разсказать, безпокойство, – а остальные персонажи, начитанные только по «советским правилам», говорят «рассказал», «бессовестный» и т.д. В случае повсеместного перехода к русскому правописанию приставки «рас-», «бес-» и т.п. должны, при возможных переизданиях, из настоящей повести изчезнуть. Не меньшим насилием над языком оказалась хрущёвская «реформа правописания», в результате которой учителя, писатели и издатели стали следовать т.н. правилу «е после мягкого знака». Устояли только люди, воспитанные в классических гимназиях: Вновь Исакий в облаченьи/ Из литого серебра,/ Стынет в грозном нетерпеньи/ Конь великого Петра (А.А.Ахматова). Устояли пословицы в старых изданиях: На безрыбьи – и рак рыба. Витязь на распутьи, и т.д. Зато «технически грамотные», но глухие к языку издатели даже книгу способны назвать с разнобоем в падежах: «В сраженье и в любви» (антология, изд. «Молодая гвардия»). Однако: в бельé, в тряпьé, мужичьé, об офицерьé и т.д. (потому что именительный падеж на -ё). Ю.С.

Юрий СЕРБ. «Мальчик с ума сошёл!»

 

Рассказ

 

I

 

    – Кирилл, ты позвонил Лахие Зурабовне?

    Мать у меня мастер задавать внезапные вопросы. Живёт себе где-то как-то, витает, и вдруг – бабах!..

    – Какой Лахие? Впервые слышу!

    – Я тебе записку с телефоном положила. Не видел, что ли?

    – Нет!

Tags: 

Страницы

Подписка на RSS - Серб Юрий