Сорокин В.В.

Валентин СОРОКИН: «И звёздный крест вставал над нами…»

ЖАТВА

Нет, не закат кипел, а пламя
Плескалось морем золотым.
И звёздный крест вставал над нами,
Над краем, грозным и седым.

И ты была такой покорной,
Не зря среди осенних трав
Нас находил высокогорный
Неуловимый дух дубрав.

И золотой корабль стремился
Туда, где бездны глубоки,
Казалось, мир едва родился
И просит ласковой руки.

Я целовал тебя, и снова
Мгла набегала и плыла.
И отзывалось медью слово,
Стучащее в колокола...

Tags: 

Валентин СОРОКИН. Митька-Ручей. Рассказ.

Не был рябым Митька, а был сильно веснушчатым и конопатым. До рыжести. А звали Митьку — Ручей. Ручьи любил, значит. В детстве я так дружил с Митькой, что врозь мы никуда и не ходили — только вместе. Рыбачить, летом, вместе. На лыжах, зимой, вместе. И в школе учились вместе.

Tags: 

Валентин СОРОКИН. Золотой цветок-одолень.

Известный уральский поэт Владилен Машковцев почти тайно, нигде не афишируя, много лет работал над исторической книгой, посвященной казачеству Яика. Силуэты ушедших веков, дымка прошлого, манящего нашу память не меньше, чем будущее манит ее, и раньше густо присутствовали в его стихах и балладах. Тянулся к истине.

Tags: 

Валентин СОРОКИН. Пока горит звезда.

Ещё в конце шестидесятых годов меня поразили два стихотворения Станислава Куняева: в одном - сытые кони НКВД скачут мимо запуганных деревенских окошек, что зажмурились в страхе, ожидая, а не завернут . к ним развалившиеся в кошеве, мародёры, в другом - "А всё-таки нация чтит короля", угробившего в бесконечных стычках и войнах с соседними странами свой народ... Умелец. Переплюнул Наполеона.

Tags: 

Валентин СОРОКИН. Зезий целует Зезия. Слово про Николая Воронова.

Боюсь, сдам очерк в редакцию, а мне скажут: "Ну вот, на­грузил его именами, Георгия Константиновича Жукова вставил, о Брежневе затеял разговор, к чему? Есть писатель Николай Воронов - давай о нем, давай о его творчестве!" А я про себя подумаю: "Ух, умертвители ветра, шума деревьев, стона совы, грохота гроз, вам клади на стол, под ножницы ваши только "о нем", только "о его" внешнем облике дела, а где он родился, где рос, кого любил, кто протянул ему ладонь надежды - не нужно?

Tags: 

Валентин СОРОКИН. Мой атаман. Слово про Григория Коновалова.

Уж если о чем тоскует русский человек, во всех поколениях, так я, скажу уверенно, - о дедах. Нету их. Ну, оглянись, ну, покрути головой - есть? Нету. Кого на Руси бьют чаще и больше всех? Дедов. Били их - на Японской, Германской, Гражданской, Финской, Польской, били их на разных границах, но особо их били, прямо убивали, - в ягодовских, бериевских, да разве упомнить, - в дзержинско-менжинских и ежовских подвалах, на Соловках, в Сибири, на Колыме, на Певеке, на Чукотке и в прочих лагерях.

Tags: 

Валентин СОРОКИН: Для меня Россия - четкий, точный ход к кресту моей матери.

Поэт - голос народа. “И долго буду тем любезен я народу...”, - говорил Пушкин. “Я лиру посвятил народу своему”, - вторил ему Некрасов. “Но люблю тебя, родина кроткая!” - восклицал Есенин. Наш современник, поэт Валентин Сорокин - продолжатель классической мощи своих великих предшественников. “Беречь Россию не устану, Она - прозрение моё, Когда умру, то рядом встану Я с теми, кто берег её”.

Tags: 

Валентин СОРОКИН. Митька-Ручей.

Не был рябым Митька, а был сильно веснушчатым и конопатым. До рыжести. А звали Митьку - Ручей. Ручьи любил, значит. В детстве я так дружил с Митькой, что врозь мы никуда и не ходили - только вместе. Рыбачить, летом, вместе. На лыжах, зимой, вместе. И в школе учились вместе.

Tags: 

Валентин СОРОКИН. Прощание с мифами. (2002)

Сергей Есенин искал уюта, покоя просила его душа. Но судьба не пошла на уступки поэту: добиваясь внимания Сергея Есенина, женщины, на радостях от достигнутых целей, забывали, не успевая запомнить, давнюю боль Есенина - тоску по светлому образу матери, желание ласковой тишины, уголка верности и вдохновения. Еще я повторюсь, и еще повторюсь, читатель, повторение - пересказ, тебе посвященный. Повторение - молю Бога стряхнуть с нас, русских, оцепенение.

Tags: 

Валентин СОРОКИН. Степа Колотун. Рассказ. (2001)

Комары в тайге - беда большая. Так жалят, так всасываются в тело - сердце вздрагивает, а кровь зудит и бросается по венам в бега. Ни керосин, ни бензин, ни разные иные мази не помогают. Впиваются - и доводят человека до полной животной ярости или до полного рахитного изнемождения.

И только Степа Колотун, один, пожалуй, на весь Урал, чувствовал себя в тайге спокойно и хорош, как дома. Но не сразу. В первый день на Степу комары набрасывались. А позже - летели от него, будто их самих жалят, кусают, рвут и обещают уничтожить.

Tags: 

Страницы

Подписка на RSS - Сорокин В.В.