Лютый В.Д.

Вячеслав Дмитриевич Лютый - литературный и театральный критик, публицист, автор ряда статей о постмодернизме и его российской литературной практике, цикла работ о современной русской поэзии.

Родился в 1954 году в городе Легница (Польша) в семье советского офицера. После окончания Воронежского политехнического института работал радиоинженером, служил в армии.

В 1993 году окончил Литературный институт имени М.Горького – семинар критики, учился в аспирантуре.

В 1980-90-е годы был звукооператором театра драмы, электриком, сторожем, заведующим литературной частью в Экспериментальном театре Вячеслава Спесивцева, заведующим московской редакцией журнала «Континент», инкассатором, менеджером коммерческого банка.

В настоящее время – ответственный секретарь журнала «Подъем».

Публиковался в журналах «Детская литература», «Подъем», «Сура», «Дон», «Донской временник», «Русское эхо», «Коростель», «Наш современник», «Москва», «Дом Ростовых», альманахах «Теплый стан», «Академия поэзии», а также газетах – «Завтра», «Литературная Россия», «Литературная газета», «День литературы», «Российский писатель».

Автор книги статей о современной литературе «Русский песнопевец» (2008).

Лауреат премии журнала «Подъем» «РУССКАЯ РЕЧЬ» за 2004 год, премии Общественной Палаты Воронежской области «Живые сокровища славянской культуры».

Член Союза писателей России.

Живет в Воронеже.

Полный список интернет-публикаций см. на портале ХРОНОС на стр. Вячеслав ЛЮТЫЙ.

 

Далее читайте:

 

Вячеслав ЛЮТЫЙ. "Поднимается ветер...". (Земное и небесное в поэзии Марины Струковой).

В последние десятилетия подверглись эрозии многие высокие смыслы, составляющие необходимый нравственный каркас общественного бытия, и даже можно сказать определенней - основу духовной жизни русского народа. В советское время народ русский, как известно, был государствообразующим, а духовно-психологически русская культура (очень часто прямо так не называемая, национально не идентифицируемая) выражала своим живым присутствием некий идейный фундамент существования огромного советского государства (разумеется, речь идет не о политической проекции, а о внутренней, нравственной - индивидуальной и общей). Последнее качество имеет непосредственное отношение к ныне вошедшему в современный лексикон термину “имперскость”. Не отрицая всего огромного свода задач, тягот и ответственности, заключаемых в смысловые пределы “имперскости”, необходимо отчетливо сознавать русский народ как национальное сообщество, обладающее собственно своими символами, своей болью, своим стыдом и своей вдохновенной высотой. Такой духовный срез можно обнаружить в русской литературе о войне.

Tags: 

Вячеслав ЛЮТЫЙ. Случайные черты.

СЛУЧАЙНЫЕ ЧЕРТЫ

Сегодня утром я натолкнулась
в одном маленьком французском романе
на прекрасное место,
которое так мне понравилось,
что я хочу переписать его для тебя:
«Религия наверное родилась бы из несчастья,
если бы нежные души не обнаружили её
в благодарности».

Из письма Сюзетты Гонтар - Фридриху Гёльдерлину
12 марта 1799 года.

 

Вячеслав ЛЮТЫЙ. За кровью и гибелью – сияет свет.

Когда читаешь фронтовые стихи, поневоле замечаешь, как много в них упоминаний о России. В облике крестьянки, с кувшином молока и лепешкой, она приходила в окоп, в ад кромешный… Мать и Россия – вот два сокровенных символа Отечественной войны, которые в сердце солдата слились воедино.

Tags: 

Вячеслав ЛЮТЫЙ. Трава молодая.

Говоря о почве в поэзии, стоит для начала уяснить, что, собственно, имеется в виду. Речь идет о приметах исторических, бытовых и психологических – это самые общие обозначения сторон интересующего нас предмета. Подобные знаки и черты окрашены родовым чувством художника, каким бы оно ни было: национальным, ментальным, наконец, просто семейным. Маленькие предпочтения, едва уловимая теплота в голосе, сострадание и жалость к памяти. Или к тому, что уже становится памятью, прямо на глазах… Но скажем определенней, аналитически сухо: это интонация, выбор предметов, нравственная оценка и принцип одухотворения. И если мы именно таким образом углубимся в толщу поэтической ткани, то нам станет ясно, почему одна творческая фигура истинно русская, а другая – только советская, тогда как третья – отчетливо клановая. И пусть характеристики, которые мы затем соединим с именами поэтов, кажутся, на первый взгляд, вполне внешними, поверхностными. На деле же каждая из них обладает своей отчетливой логикой и, что очень важно, собственным пространством существования, в котором – и строго вычерченная топография, и отобранная топонимика, и не редактируемый путеводитель по всем достопримечательностям, жизненно необходимым этому творцу. Так, Высоцкий окажется выразителем вненациональной советской почвы, Окуджава – корпоративно-интеллигентской, а, скажем, Твардовский – певец, в первую очередь, почвы русской, советской уже потом, как бы в качестве хроникального уточнения.

Tags: 

Страницы

Подписка на RSS - Лютый В.Д.