Рокотов Валерий

Валерий РОКОТОВ. Поединок. Рассказ

 

Почти ежедневно, лишь только спадёт дневная жара и наступит вечер, я начинаю поединок с воображаемым противником. Я двигаюсь по комнате, парируя его выпады и нанося удары.

Призрак, с которым я всегда сражаюсь яростно и до полной победы, обычно рождается из одной оброненной кем-то фразы, которая в течение дня где-то была мною услышана.

Так произошло и сегодня. «Моцарт был чокнутым! Установленный факт!» – долетело до моих ушей сквозь уличный гул. Эта фраза засела в моём сознании, весь день свербя, как заноза.

Tags: 

Валерий РОКОТОВ. Сатира, сестра моя

Сатира сегодня гонима. Она не нужна изданиям, сидящим на госдотациях. Она не нужна изданиям олигархов. А других не имеется.

Возрождённый не так давно «Крокодил» наглядно показал, чего ждут от сатиры новые русские. Они хотят, чтобы она превратилась в антисатиру и обращала человека в свинью. При этом они ещё требуют, чтобы эта затея приносила им прибыль. Наше счастье, что русские олигархи – существа алчные. Им жалко выбрасывать деньги, играя на понижение. Иначе бы антисатира с грязью смешала всё.

Tags: 

Валерий РОКОТОВ. Ё, или Новый русский Сатирикон. Отрывок из книги

 

Ё

 

 

«Ё» – звук очень русский. В нём очень много для сердца русского слилось. И много в нём отозвалось.

Звук «ё» в России слышится чаще всех других звуков. Он невольно вырывается из груди, когда тебя что-нибудь потрясает. Или когда вдруг задумаешься о жизни.

Tags: 

Валерий РОКОТОВ. Сокровище. Рассказ

Всё как-то внезапно и крепко связалось: Булгаков, Вязьма, сокровище купцов Плетниковых и это странное, нахлынувшее в истекающем декабре предчувствие, что в грядущем, уже почти ощутимом году я буду заниматься кладоискательством. Ушедший год стал годом восстания. Весной я набрался отваги, уволился с работы и за три месяца закончил роман, который иначе было не написать. Мой бунт был вызван отчаянием. Дань, которую затребовала необходимость, оказалась несправедливой и непосильной. Я давно осознал: жизненная необходимость есть кесарь. И кесарю – кесарево. Я держался за работу, потому что по-другому было не выжить, и урывками, в часы блаженного уединения, сочинял книги. Это было моим движением вверх, моей лестницей в небо.

Tags: 

Валерий РОКОТОВ. На посту

«Русский толстый журнал как эстетический феномен». Этот лозунг странен до чрезвычайности. Русский толстый журнал – это всё что угодно, только не эстетический феномен. Там эстетики нет вообще. Дешёвая бумага, неброская обложка… Русский толстый журнал – это феномен культурный, политический, социальный, но вовсе не эстетический. Тогда почему именно так начертано на объединённом сайте толстых журналов? Что за странная демонстрация?

Tags: 

Страницы

Подписка на RSS - Рокотов Валерий