Были-небылицы

Юрий НЕЧИПОРЕНКО. Курочка Ряба.

Квантовая механика - самый заоблачный и крепкий предмет науки. Как утес - чтобы взойти на него, надо три года топтать гранитные ступени факультета, съесть тридцать три стипендии и выдержать тридцать три испытания - зачета и экзамена. Экзамен по квантовой механике - хребет Физики. Одолел его - и дальше идет уже дорожка под горку, вниз - к диплому. Потом не выгоняют даже за аморалку: экзамен этот - вроде индульгенции, отпущения будущих грехов. Или даже нового рождения: не случайно сдают его обычно в зимнюю сессию, после Нового года - между Крещением и Рождеством.

Tags: 

Олег ГЛУШКИН. Муравьиный взлет.

Звездный ливень ночью обрушился на землю. Пролился метеорный дождь под названием Леониды. Остатки хвоста кометы извергли из себя мелкие камни и частицы льда. Несколько тысяч падающих звезд можно было увидеть в одно мгновение. Можно было бы... Если бы не облака. Темные тяжелые тучи застлали ноябрьское небо Готланда. Лишь над собором Святой Марии был небольшой просвет, и когда колокола пробили пять часов, небо в этом просвете осветилось каким-то дальним призрачным блеском.

Tags: 

Ирина ЛОБАНОВСКАЯ. Белым днем.

День был совершенно белого цвета. Бледным и сырым до того, что страшно хотелось брызнуть в его размытое однообразие чем-нибудь цветным и ярким. Все стало белым: снег, осевший под неощутимой тяжестью белесого тумана, липкого, мокрого и прозрачного, обволакивающего и всасывающего в себя все вокруг, Москва-река, слившаяся с дымкой над водой, берегами, университетом и церковкой, изваянием светлеющей над обрывом.

Tags: 

Владлен ДОРОФЕЕВ. Джохар. Из цикла Чеченские зарубки.

Боль обожгла глаза, пронзила насквозь, и душная, теплая кровь обагрила грязно-бурый заплеванный привокзальный снег.

Падая, Джохар понял, что проиграл эту схватку какому-то уроду. Хлопнувшись в холодное снежное месиво, он завыл от всепоглощающей, бессильной боли, но не телесной, а той, что внутри, где-то в самой глубине, в сердце, вне сердца, в душе… Завыл, заскулил, завизжал так, что противник застыл на мгновение.

Tags: 

Наталья СТЕРКИНА. Зеркало.

Кафе закрывалось. Как всегда уже без четверти одиннадцать отиралась актриса Тамара и черная с лысым боком тощая кошка. Год назад женщина зашла перед самым закрытием, попросила пива. Обычно Сергей Петрович не поощрял попрошаек: сам не угощал и девушкам запретил, а тут что-то екнуло в груди. Сначала и не понял, почему екнуло, а потом угадал - она чем-то похожа на ту, бедолагу. В тот вечер Сергей Петрович велел подать кружку пива, сухарики, указал столик.

Tags: 

Лидия СЫЧЕВА. Богема.

Оперный певец, бас Мурадолов, обедал. Был он, как и полагается басам, мясистым, крепким, даже, пожалуй, тучным. Поесть Мурадолов любил, и кухня в его квартире была единственным мало-мальски обустроенным местом - в других комнатах вот уже три года шел ремонт. Жена, Софья, или, как называл её Мурадолов, София, принимая гостей, кокетливо оправдывалась: - Ой, мы живем в такой богеме! - и распахивала двери комнат. В спальне громоздилась широченная итальянская кровать с резным изголовьем - два упитанных амура летели навстречу друг другу с трубами в руках. Вещи, в которых не было особой нужды, лежали в живописной куче, прикрытые огромным пестрым платком. Платок Мурадолов привез из Парижа, с гастролей. В другой комнате - зале, был только рояль - лаковый, черный, выловленный кит с открытой пастью. На рояле играла София, аккомпанировала мужу. Концертные костюмы, а так же вещи первой необходимости были замурованы в шкаф-нишу.

Tags: 

Александр ВОДОЛАГИН. Обманы чувств.

Все началось - если это можно назвать началом - 19-го августа в дачном поселке Валентиновка. Примерно около полудня доктор Хоров, весьма уважаемый в среде московской богемы психиатр, приближался со своею супругой и двенадцатилетней дочерью к узенькому мосту через овраг вблизи березовой рощи. Завидев их, три женщины, двигавшиеся по мосту навстречу и, видимо, озабоченные состоянием обветшавшей конструкции, приостановились и после минутного замешательства поспешили назад.

Tags: 

Сергей МИХАЙЛОВ. После Лауры.

ЗАПИСЬ ПЕРВАЯ.

Сегодня умерла Лаура. Единственная в целом свете родная мне душа - гладкошерстная корейская принцесса. Сама кротость. Она поплатилась за маленькую кошачью слабость - мочиться на коврик под дверью с номером 16. Я абсолютно уверен, что Лауру отравила соседка. Старая ведьма! Ничего, я отомщу. Лаура, любовь моя, ты слышишь? Сегодня в полночь я подойду к ее двери и не оставлю в коврике сухой нитки. Так будет каждую ночь, пока я жив. Клянусь тебе, Лаура!

Tags: 

Николай ИВЕНШЕВ. Портрет незнакомца.

Это не я ее, она меня запечатлела, беззвучно “щелкнула”, и душа моя взмыла к облакам. Потом, для верности, она еще и еще раз взмахнула ресницами... Ослепленный и оглушенный, я тыкал пальцами в столбик выдержек. Лицо в видоискателе, раздвоившись, никак не могло соединиться. У меня - железка в руках, называется “Киев”. Она - живое фотоателье. Я пробормотал что-то, досадуя на наплывающие облака, а она побранила свое расхожее имя Любовь. Я как-то догадался, стал звать ее Лю по моде тех лет, внушенной стариком Хэмом.

Tags: 

Александр ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ. Паучок.

Он ушел из дома к другу. Не навсегда, конечно, а на одну ночь и день, ну, может быть, на два. Заснеженный простор искрился сахарным эллектриком и, похоже, фосфоресцировал. Он шагал из Крылатского в Строгино, забирая все больше влево по льду застывшей Москвы-реки. Увы, он был до омерзения трезв, трезвел с каждым шагом, спотыкался и покачивался. Обернувшись на след, убедился, что идет по синусоиде. Она права - опять пьян. Хотя какое в том могло быть сомнение. Сомнения и не было, была только ложь. Ложь и малодушие. И поэтому он орал, ругался, крушил. А что ушел, так это правильно. От себя.

Tags: 

Страницы

Подписка на RSS - Были-небылицы