Подшивка журнала "Русская жизнь" за 2021 год

Светлана КРЫЛОВА. Жизнь устроена просто и мило

Февраль рисует углём и мелом:
Деревья — чёрным, а небо — белым.
Февраль — дальтоник, февраль — аскет.
К пейзажу жизни — эскиз, макет.

Весна-ребёнок возьмёт раскраску…
Ляп — жёлтой краской, ляп — красной краской!
Внизу — зелёным, а сверху — синим!
...И — дядю с кошкой! И — маму с сыном!

***

Tags: 

Олег БУГАЕВСКИЙ. Трудный период длиною в жизнь

В этой автобиографической трилогии — история страны сквозь призму детства, юности и зрелости, прожитая героиней и заодно ее семьей параллельно с неминуемыми во все времена «перегибами» и «головокружениями».Послевоенное детство, звонко начавшееся в Забайкалье, где служил отец, и где «медвежатина в лопухах, испечённая на костре в саду, суп из акульих плавников, добытых на Белом море, зайчатина и кабанятина из местных лесов, филе из копчёной змеи и дикие утки на вертеле, — да чего только не готовилось проворными толстенькими пальчиками моего папки», не совсем плавно перенеслось на берега Днепра, в украинскую провинцию.

Tags: 

Людмила АБАЕВА. Из глубины взыскующих ночей

Кто небо усеял звездами
И землю засеял людьми,
Тот в вечном долгу перед нами
За наши короткие дни.

Он пестует души и бремя
Трудов этих тяжких несет,
Пока быстротечное время
Житейские сети плетет…

Всего и успеешь — родиться,
Влюбиться и сердце разбить,
Как властная чья-то десница
Уже начинает манить.

Куда? Ты не знаешь ответа…
Но чувствуешь — скоро идти.

Tags: 

Николай КЕЛИН. Сосед

1964 год. Юрка рассказывал однажды, и я как могу передаю тут этот рассказ. Александр Николаевич выходит раз за ворота. А мимо идёт тёплая компания загулявших мужчин, из тех, о ком говорят “не в ладах с законом”. Были на нашей Огородной улице и такие. Они выпивши и им впору покуражиться. “Ну чё, десантник, ну чё, воин-герой! — говорит Женя Сватиков по прозвищу Баян, с вызовом — давай бороться, а! На кону бутылка плодово-выгодной! А? А.Н. Клюев стоит и как-то этак раздумчиво на борзую троицу тунеядцев с лукавинкою поглядывает. “Вас, вишь, трое… — рука его делает жест, долженствовавший подкрепить процесс раздумья — и куда мне, старику, против молодцев”.

Tags: 

Никита НИКОЛАЕНКО. Случай у пруда

Чего только не увидишь на городских прудах в Москве в погожие денечки. Зачастил я по доходам отдыхать на берегу пруда. На юг то денег все не хватает. Как только пригреет майское солнышко, я туда — загорать, оздоровляться. Доступное развлечение. Ну и поработать маленько там же в охотку. Впечатлений набраться. Не юг, конечно, а все-таки… И так уже которое лето встречаю у пруда. Вот и пару лет назад еще до катаклизмов, обрадовавшись теплой погоде, я устремился по привычному для меня маршруту на берег за три остановки от дома. Недалеко, правда?

Tags: 

Дмитрий КРИВЕНКОВ. На губернаторском балу

Известный столичный артист — Николай Юрьевич Стоянцев — постоянный приглашенный аукционист на балу. Раньше организацией занималась одна компания. Но по разным причинам ее отстранили. И за частичную организацию взялась наша театральная площадка. Почему, спросите вы, именно театральная площадка, а не театр? Как бы вам объяснить. Театр — это место, где ставят спектакли, получая гроши. А наша театральная площадка занималась привозом антрепризных спектаклей и концертов. В общем, кто-то тратит бюджетные деньги на искусство, а кто-то их восполняет. Такова доля коммерции.

Tags: 

Виктор ВЛАСОВ. Как болит душа

Я живу у родителей теперь — последнее пару месяцев. А хочется домой, к семье. Там — мои дети и пока ещё официально супруга. Но как я там появляюсь — ругань до потолка воцаряется, вспоминаются прошлые обиды. В последнее время всё стало как бы тише, но легче не становится. Мы отвечаем главным образом кивком, мычанием и пожатием плеч. Никакие благие слова не идут на ум. Я поражаюсь, насколько мелочные события из прошлого складываются в настоящий хаос, который оглоушивает, превращая сильных и взрослых людей в двух ненавидящих друг друга соседей. А дети это слушают, замерев. Боятся, конечно, переживают.

Tags: 

Андрей ПУСТОГАРОВ. Такая снежная зима

«…Александрович Серов
в этом доме жил и умер».
Две картины помню: в шуме
синих пенистых валов
едет к морю Навсикая,
стирка будет ей большая,
ветер светел и суров.
Деву бык везет в пучину,
сновидением дельфина
прочь скользит от берегов
Навсикая иль другая…
Я иду себе, гуляю.
...Александрович Серов...

Tags: 

Алексей КУРГАНОВ. По деревне шла и пела, или Быки голландской породы

В пятницу, ближе к вечеру, тронулись. Парфентьево, Сергиевский, Коробчеево, Маливо — это ещё знакомые по велосипедным поездкам места. Потом пошли уже незнакомые Горки, Ново-Покровское и дальше, дальше, дальше. А вокруг — действительно красота! Нет, её невозможно прочувствовать на расстоянии и в воображении! Её надо видеть, слышать, осязать. Ею нужно дышать. Только тогда сможешь понять и Есенина, и Рубцова с их постоянно щемящими душу, истинно русскими мотивами. Именно тогда захочется тебе присесть на какой-нибудь неприметный бугорок, выпить водочки, зажевать её сладкую горечь куском чёрного хлеба с обычной луковицей и почувствовать, как стало легко и свободно на твоей зашоренной, зашторенной и замусоренной какими-то совершенно глупыми, суетливыми мелочами душе.

Tags: 

Андрей МОРТАЛЁВ. Интервью с Игорем Шестковым

В петербургском издательстве «Алетейя» выходит пятитомник московского прозаика и художника Игоря Шесткова, эмигрировавшего в 1990 году в Германию, — три тома прозы уже увидели свет, на подходе автобиографические материалы и книга эссе о мастерах прошлого. Одна из повестей, вошедших в пятитомник — «Покажи мне дорогу в ад» — кажется особо значимой в контексте сегодняшнего «страха и трепета», проблемы «двойственности», реализма, а также предчувствия катастрофы, о чем и состоялся разговор с автором.

Tags: 

Виктор ПЕЛЕНЯГРЭ. Господа и дамы

ГОЛГОФА
                                    В. Е.
В гордыне, пьянстве и тщете
Я поднимался на Голгофу
Так Иисус шел по воде
А государь по Петергофу
Я шел божественно легко
Ступал по-царски непреклонно
С тех пор держусь я высоко

Tags: 

Дмитрий ЧЕРНУСЬ. Когда-нибудь...

Когда-нибудь часы мне проворкуют: "Проснись!"
И выгорит, что время поменялось и в них.
И утро достоверное меня осенит
Крылами твоих бабочкообразных ресниц.

Когда-нибудь я спрячу под подушку восторг
И сердца не оставлю я себе даже чуть.
И, смуглое дыханье повернув на восток,
Я о твоём восходе над судьбой дошепчу...

Когда-нибудь я коме не добуду врача.

Tags: 

Владимир ВОРОНИН. Агрессивный эрудит

Ответ аббату
В воскресный день в своем молчащем доме
Заветный томик с полочки достал:
Какой прогноз! — Мысль о державном ломе;
Какой контраст! — Пылинка и кристалл.

Владимир, озирающий владенья,
И Влад, не запирающий засов.
Полет, не предвещающий паденья,
И подлый ход припрятанных часов.

Придумавший все "оттого" и "чтобы",

Tags: 

Галина МАМЫКО. Прорыв

Они шли по грунтовой ухабистой дороге. Вокруг было темно. Фонари разбитые торчали скособоченными швабрами. Звёзды помигивали с низкого, сырого неба. Месяц иногда выглядывал кривой ухмылкой из разболтанных, драных туч, и снова пропадал в своём болоте. Тянуло из близкого лесочка плесенью, пустотой, одиночеством. Митька слушал жизненные разговоры Тита, думал тоже о жизни, и она, эта самая жизнь, казалась ему совсем уж какой-то тоскливой. Вот бы взять и улететь на этом самолёте куда-нибудь. В космос не получится, а в Париж, в Европу, куда все продвинутые мигранты сегодня прутся, может, и вышло бы…

Tags: 

Игорь ФУНТ. Капитан «Лунтик». День космонавтики

Игорь Фунт представляет свой мини-рассказ на знаменитый и популярный конкурс коротких скетчей им. О.Генри. Учреждённый нью-йоркской компанией Vadimedia. При информационной поддержке газеты "Новое русское слово" и "Нового журнала". Рассказы-соискатели должны обладать характерными свойствами прозы О.Генри — оптимистическим взглядом на жизнь, острой иронией, динамичным сюжетом и неожиданным финалом. Таким, каким нам видится представленный Игорем скетч про неугомонного капитана «Лунтика».

Tags: 

Шейла АЛЕКС. Крепко заварено

Дар — это слышать слово и дальше не передать.
это — молчать о том, что... Никто не узнает —
кто с нами здесь — ангелов рой, демонов рать?
Души сбиваются в стаи.

В моей голове — тонко пульсирует звук.
В мои зрачки — смотрят седые дети.
Лапкой ласкает муху голодный паук.
По шрамам тоскуют плети.

Tags: 

Игорь ГРАЧ. Я умру от любви

***
Перед миром, грозным и кровавым,
Осенённый тучей грозовою,
Я себе вышептываю право —
Право быть собой, а не героем.
Тёплый запах жареной картошки.
Тихая, дождливая прохлада.
Родина. Любовь. Ребёнок. Кошка.
Кроме жизни — ничего не надо…
И чтоб жизнь жила в юдоли праха,
В прах рассыпав времена и строфы,
Мы, зубами лязгая от страха,

Tags: 

Юрий НЕЧИПОРЕНКО. Памяти Евгении Кудриной

В начале 2021 года пришла горестная весть — наш дорогой друг, человек уникального дарования, скульптор Евгения Кудрина ушла от нас. Я видел несколько выставок Евгении в Москве, и все они были поразительны: дар её виден в каждой работе, и так, как она работала с деревом, как выявляла его душу в своих дивных девах, не делал никто. Путешествуя с выставками по Америке, где её принимали очень тепло, Евгения нигде не находила аналогов своим работам. Говорят, где-то в Японии видели куклу, похожую на творение Кудриной — только та кукла жила уже не одно столетие. Её молчаливые дивы, исполненные значимости, вызывают благоговение: они похожи на малых идолов, божков, которые заслуживают поклонения. А как Евгения пела! Исконно русские песни звучали на выставках, дополняя в своих архаичных распевах тихую пластику языческих, божественных скульптур.

Tags: 

Никита НИКОЛАЕНКО. Вольный ветер

Ветер дул с такой силой, что казалось, что вот-вот он повалит нас с ног. Мы с женой стояли на перроне небольшого южного городка у Черного моря и ждали прибытия поезда на Москву. Уезжала она, я лишь, только провожал ее, оставаясь вместе с дочерью еще на неделю. Поднявшийся недавно ветер все усиливался, и с перрона хорошо было различимо, как на море разгуливается шторм, как срываемая ветром белая пена с волн брызгами уносится далеко в сторону. До подхода поезда оставалось еще пару минут, и я обратился к супруге: "Какие будут указания, мамочка?" — "Я прошу тебя, не ходи сегодня на берег и не залезай сегодня в воду!" — попросила она, дотрагиваясь до моей руки и чуть повернувшись, словно показывая, как бушует море. "Да будет тебе — не волнуйся, дорогая!" — попробовал было отмахнуться я. "Нет, я прошу тебя, не ради себя, а ради ребенка — не ходи!" — упрямо повторила она.

Tags: 

Юрий ТУБОЛЬЦЕВ. Человек и хвост

Сборка человека начинается с хвоста. Черный квадрат — это радикализация установок спрятать человеческий хвост. Человек — это хвост человека. Не отрезай себе хвост — обезьяною станешь. Не пришивай хвост человечеству — пришьёшь себе. Один ли хвост у человека? У человека куча хвостов, которые прорастают в иные измерения. Человек — многослойная обезьяна. Человек — это не хухры-мухры плюс хвостик.

Tags: 

Евгений УДОВИК. Звёздный дождь

Страсть
Полюби меня сегодня —
Завтра мне не жить.
Пусть сегодня все решится
— Быть или не быть.

Пусть сегодня будут ласки,
Радость и любовь.
Прочь умчится этот вечер,
Не вернувшись вновь.

Прочь условности и сроки:
Это счастье — знай.

Tags: 

Андрей ПУСТОГАРОВ. Детские страхи Федора Достоевского

Алексей Виноградов, Юрий Нечипоренко. ОГОНЬ С БОЖЕДОМКИ. Московское детство Федора Достоевского. "Август", 2020. Выступая на одной из презентаций книги Юрия Нечипоренко о детстве Пушкина, я сказал, что книга хороша, однако из нее нельзя никак понять, отчего же этот милый мальчуган вырос в гениального поэта. Не знаю, обратил ли автор внимание на мои слова, но совместная его книга с Алексеем Виноградовым "Огонь с Божедомки" выглядит именно как объяснение того, что же сделало московского мальчика Федю Достоевского всемирно прославленным выразителем внутренних комплексов, которого Зигмунд Фрейд назвал автором величайшего во всей литературе романа (т.е. "Братьев Карамазовых").

Tags: 

Марина ЗИНОВЬЕВА. Сказки Мур-Мурыча Мурлыкина

Жила под пионовым кустом лягушачья семья. Жили дружно, весело. Только одно огорчало. Самый младшенький был трусишкой. Уж как ему не говорили, что ничего страшного нет за кустом, но всё напрасно. Сидел всеми днями и ночами ни жив, ни мёртв. Так и остался бы на всю жизнь трусом, если бы не один случай. Как-то раз ночью Лягушонок почему-то не спал и как всегда сидел и трясся от страха. На небе, одна за другой вспыхивали звёзды. И вдруг одна из них полетела вниз и упала в лужу, что была около куста. Лягушонок от страха даже побелел.

Tags: 

Алла НОВИКОВА-СТРОГАНОВА. Жажда правды и права

К 140-летию памяти великого русского писателя. Творчество Ф.М. Достоевского — одно из вершинных достижений русской классической литературы — справедливо уподобляют космосу. Созданный писателем художественный мир столь грандиозен по масштабам мысли и чувства, глубине духовных проникновений, что представляет собой своего рода необъятную вселенную. Феномен Достоевского заключается в том, что интерес к нему во всём мире не только не ослабевает, но со временем всё более возрастает. Ведущие университеты Западной Европы, США, Японии и других стран уже давно и достаточно глубоко изучают творчество великого русского классика не только на факультетах филологии, но и философии, психологии, юриспруденции, социологии, смежных дисциплин.

Tags: 

Игорь ЕЛИСЕЕВ. Карфаген

Еще как будто и не выпит
цветущей липы дивный запах,
еще я вроде и не выбит
из колеи своей, и все ж
так мало мир меня тревожит
на всех его крутых этапах,
и каждый миг, что мною прожит,
не вызывает больше дрожь.

Дрожь не боязни — сладострастья,
когда я песню пел за песней
и задыхался — не от счастья, —
от веры в то, что есть оно,
и ты была такой запретной,
такой невинной и прелестной,

Tags: 

Юрий БАРАНОВ. От моря бедствий до горы побед

Литературный псевдоним - Константин Греков, поэт, член Московской городской организации СП России. Юрий Баранов - коренной москвич, инженер по образованию. Стихи писать начал в школе, в 34 года почему-то бросил заниматься поэзией. Возможно, это было связано с переменой профессии, с уходом в журналистику. Вернулся к стихам уже под шестьдесят, начал публиковаться, перевалив за шестьдесят пять. Из раннего напечатал немного, в основном представил на суд читателя написанное "на втором дыхании". Представляемая подборка - ко дно рождения и ко дню памяти.

Tags: 

Ефим БЕРШИН. Народ и власть

Растиражированное утверждение о том, что каждый народ достоин своих правителей, легко перебивается вопросом: а правители достойны своего народа? И в первом, и во втором случае: нет. А ответ лежит на поверхности: власть и народ проживают в разных мирах. Народ оценивает правителей в соответствии со своими представлениями о добре и зле, забывая о том, что и реальная власть, и только рвущиеся к власти, и политика вообще находятся за пределами той нравственности, которая предопределяет поведение обычного человека. У власти иные критерии, иная система правил и ценностей. Всегда и везде.

Tags: 

Володимир СОРОКА: «Влача отверстые страницы». Отрывок из книги

У Платона идея блага занимает центральное место в его учении: она есть «первопринцип», благодаря которому образован весь идеальный мир, «высшее начало», которое отводит всему своё место и всё собой ведёт как свет, озаряющий истину бытия, и «высшая цель»: "Осиный рой у кружки с влагой — не в сём ли истинное благо, добро, болого, благодать? Не благо ль лиственная гладь; разливший синь петров батог; беспечный ветр, принёсший слог, а вслед — клинопись голосов... Флирт с баронессою де Сов; не благо ли чертополох, что благолепием колючим собора маковке созвучен..."

Tags: 

Светлана ЧЕРНЫШЁВА. Вверх тормашками

Я побежал, чтобы это солнце удержать. И вот оно уже совсем близко — качается на низеньком кустике. Я даже зажмурился от такой красоты. А Валька от радости в ладоши хлопает. Наверно поэтому я скатал маленький ледяной комочек и начал рисовать им на снегу. Вроде как мелом на доске. Просто хочется изобразить всё-всё на свете. И солнце, и заснеженные кусты, и необыкновенную птицу. И много-много других радостинок…

Tags: 

Наталья КУЛАКОВА. Песня о городе

Фееричность жестов!
Мимолетность взглядов…
Суета блаженства,
Яркий блеск нарядов.
Жесткий лёд паркета,
Виртуальность страсти,
От любви — до бреда
Упоение властью
Обжигаться в танго,
Ликовать и спорить,
Как без акваланга
Прыгать в бездну моря.

Tags: 

Галина МАМЫКО. Утешение

Что хочу — то и ворочу, подумал Авксентий Викторович. И вовсе не Бог, а я сам, личным трудом, смекалкой, хитростью и изворотливостью сумел нажить то, что имею. И не надо баек про честность, про совесть. Это для простолюдинов. А таким, как я, сам Бог велел… И осёкся. Опять Бога вспомнил, да что же это такое. Не к добру. Девицы в бикини разносили гостям вкусное и крепкое. Авксентий Викторович во главе банкетного стола произносил тосты. Он растроганно смотрел на кирпичные лица подчинённых, думал о жизни, о будущем, о том, какой же он, Шакалов, молодец, и всё у него отлично. А страх перед угрозой ареста, что свербит годами в сердце, ну его.

Tags: 

Анна СМОРОДИНА. Чёрно-белые стихи

На магазинном пятачке,
на тусклой улочке саранской
я вспоминаю с постоянством
о бомжеватом старичке.

Как он стоял, как он просил,
с хмельной улыбкой окаянства,
схватив монету, как вопил:
«Моя княгиня марсианская!..»

И этот странный титул мне
пришёлся впору в день пустынный.
Мы с ним стояли на луне —
два марсианина простые.

И винно-водочный отдел —

Tags: 

Никита НИКОЛАЕНКО. "Девочка Марина". Пьеса в трех действиях

Перед магазином “Оптика” прохаживается спортивного вида мужчина, посматривая на останавливающиеся рядом машины. Светло, кружит легкий снег, редкие прохожие спешат по своим делам. Вскоре рядом останавливается маленькая зеленая машина и из нее выходит миловидная женщина. Она направляется к мужчине. Звучит голос мужчины, вдруг вспомнившего детские стихи – “…вот девочка Марина, а вот ее машина…”.

Tags: 

Виктор ВЛАСОВ. Беспредельщик замахнулся на классиков

Эдуарда Лимонова вряд ли можно читать без сожаления. Практически любое его публицистическое произведение изобилует ненавистью к людям, к их творчеству. Своё недовольство творчеством и личностью Э. Лимонова мне передают многие: учителя, учёные, писатели, интеллигентные тренера по фитнесу. Есть, конечно, кое-какие омские журналисты, которые ценят в Лимонове эпатажника, излагающего колючую мысль талантливо и легко. Но замахиваться снова и снова на классиков, как делал Лимонов в своих работах, — это надо обнаглеть, как минимум, не уважать устоявшиеся традиции.

Tags: